пятница, 3 августа 2012 г.

Геракл




Геракл

Козни богини Геры

Зевс, повелитель богов, пожелал дать богам и людям героя великого, который бы защищал их от разных бед. Он сошел с Олимпа и стал искать женщину, достойную стать матерью такого героя. Выбор его пал на Алкмену, жену Амфитриона — внука великого героя Персея. Зевс знал, что Алкмена очень любит Амфитриона. Ведь ее верность не поколебала даже страшная драма, виновником которой был Амфитрион: он бросил дубинку в корову, но... попал в отца Алкмены и убил его! Амфитриону пришлось бежать, и Алкмена последовала за ним в изгнание. Вот как сильна была ее любовь. Для богов нет ничего невозможного на пути исполнения их желаний. Зевс взял и принял облик Амфитриона...
Когда пришло время появиться на свет будущему великому герою, властелин богов не удержался и похвастался перед собравшимися на Олимпе богами:
— Слушайте все! Сегодня родится великий герой. Он будет властвовать над всеми царями, которые ведут свой род от Персея!
Все боги, кроме Геры, обрадовались этой вести. Гера терпеть не могла земных детей Зевса. И на этот раз она использовала всю свою хитрость, чтобы поломать планы своего небесного супруга.
— Не верю тебе, — сказала Гера. — Ты ведь нередко даешь клятвы, а потом о них забываешь. Дай мне великую, нерушимую клятву богов, что тот из потомков Персея, кто родится сегодня первым, будет повелевать всеми своими родственниками.
Не подозревая подвоха, Зевс поклялся. А Гера вскочила в золотую колесницу, помчалась на землю и сделала так, что на целых два месяца раньше срока родился Эврисфей, который был тоже родственником Персея.
Зевс продолжал пировать. Он даже не заметил отлучки Геры.
А Гера, вернувшись на пир, воскликнула:
— Радуйся, Зевс! Сегодня родился потомок Персея Эврисфей!
Понял Зевс, что хитрая Гера обвела его вокруг пальца. И теперь ее стал просить поклясться в том, что она лишь на время заставит его сына быть слугой Эврисфея. И Гера смилостивилась, ведь окончательно ссориться с Зевсом ей не хотелось.
— Хорошо, и я даю нерушимую клятву богов, — сказала она. — Твой сын освободится из-под власти Эврисфея после того, как по его приказу совершит великие подвиги.
Эврисфей родился недоношенным и потому тщедушным и золотушным. А у Алкмены появились двое пышущих здоровьем близнецов. И сначала было не разобрать, кто же из них божественный сын. А сама Алкмена и муж ее Амфитрион об этом даже и не догадывались.
Геркулес ребёнком душит змею (Musei_Capitolini)_/4711681_Gerkyles_rebyonkom_dyshit_zmeu_Musei_Capitolini_ (360x481, 197Kb)Гера не оставляла надежды погубить пасынка. Она запустила в дом Амфитриона двух змей. Шипя и извиваясь, они забрались в колыбель, где спали близнецы. И вдруг раздался шум. Амфитрион вбежал в комнату, где спали дети, и увидел, что один из мальчиков так сильно сжал головы змей ручонками, что те сразу перестали извиваться и корчиться. Младенец их задушил. Вот теперь Амфитрион понял:
— Это сын Зевса. И воспитывать его нужно, как великого героя.
Зевс же обратился за помощью к крылатому богу Гермесу, который был посланником богов и... покровителем воров:
— Помоги мне справиться с кознями Геры. Гермес надел свои крылатые сандалии,
стремительно спустился на землю, выкрал из колыбели божественного сына и принес его на Олимп. Он положил младенца рядом со спящей Герой, чтобы он глотнул молока бессмертия из ее груди: тогда ведь все козни ему нипочем! Но малыш так больно укусил Геру, что богиня проснулась, в ярости швырнула малыша на землю. Но он все же успел глотнуть молока бессмертия. А оставшееся молоко расплескалось по небу и превратилось в мириады звездочек, широкой дорогой пересекающих небосвод. Они с тех пор так и называются — Млечный Путь. Алкмена и Амфитрион даже не заметили, что один из младенцев на время исчезал из колыбели. А Гера стала думать: «Раз уж я отныне не могу погубить Зевсова сына, то как бы ему посильнее навредить?!»
Не все науки герою впрок

А ведь у Геракла сначала было совсем другое имя — Алкид. Так назвал его при рождении Амфитрион, и Зевс не возражал. Амфитрион учил Алкида всем искусствам, которыми, по его мнению, должен был в совершенстве владеть будущий герой. Лучшие учителя учили его меткой стрельбе из лука, борьбе, быстрому бегу. И он стал самым сильным, метким и ловким среди сверстников. Ему очень нравилось стрелять, бегать, прыгать и бороться. Но Амфитрион считал, что будущий герой кроме этого должен уметь читать, писать, петь и даже играть на музыкальных инструментах. Читать, писать и кое-как петь Алкид научился. Но уроки игры на кифаре были ему ненавистны. Ему куда больше нравилось натягивать тетиву лука и слышать ее звенящий звук.
Лин обучает Геракла музыке/4711681_Lin_obychaet_Gerakla_myzike (512x456, 40Kb)
Учитель музыки Лин, брат знаменитого Орфея, злился на нерадивого ученика и однажды, чтобы тот лучше учился, побил его.
Алкида охватила такая ярость, что он кифарой ударил Лина, да так сильно, что тот умер. Его призвали в суд за это убийство. Оправдываясь, он сказал:
— Ведь по закону тот, кого ударили, может ответить ударом на удар.
Судьи оправдали юношу, но Амфитрион, боясь, чтобы не случилось ничего худшего, отправил его пасти стада в леса Киферона. Здесь он стал могучим юношей, равному которому не было. Здесь-то он сразил свирепого льва, сделав из его шкуры плащ, а из головы — шлем. Здесь он вырвал с корнем могучий ясень и вырезал из него палицу, с которой никогда не расставался. Богам нравился юноша. Гермес подарил ему меч. Аполлон — лук и стрелы. Золотой панцирь выковал Гефест. А Афина сама соткала для него одежду — тунику.
Тем временем в городе Тиринфе вырос и стал властвовать Эврисфей. Учителя с детства обучали его науке быть царем. Но как ни старались, из хилого и болезненного юноши они не смогли сделать сильного и смелого воителя, который бы мог возглавить войско. Зато у него развились властолюбие, злоба, коварство и мстительность, которыми он прикрывал свою трусость.
Могучий сын Зевса совершил свое первое благородное дело. Он избавил царя города Фивы от врагов, которые взимали с города непомерную дань. И царь в благодарность за помощь отдал ему в жены свою дочь Мегару. Боги послали им троих прекрасных сыновей. Однако Гера по-прежнему пылала ненавистью к сыну Зевса. Она наслала страшную болезнь на Алкида. В припадке слепой ярости он принял своих сыновей за чудовищ и убил их! Под смертельный удар палицы попал и его брат-близнец!..
Страшная печаль овладела Алкидом, когда он пришел в себя. Он бросился в Дельфы, к священному оракулу, просить совета, как же ему быть, как жить после такого несчастья, где ему поселиться, ибо он не смел больше вернуться в Фивы. Прорицательница-пифия, устами которой вещал сам бог Аполлон, сказала ему:
— Ты должен отправиться на родину предков и двенадцать лет служить верно врагу своему Эврисфею. И отныне забудь имя, которое дали тебе при рождении. Ты будешь зваться Геракл.
А имя это означало: «преследуемый Герой, совершающий подвиги».
И еще на прощание добавила пифия:
— Свершишь подвиги — получишь бессмертие.
Так храбрый герой попал в услужение к трусливому и слабому царю, который боялся Геракла и желал ему гибели.

Немейский лев
 
Геракл и Лев/4711681_Heracles_Slaying_the_Lion_of_NemeaHermitage (457x700, 325Kb)
Эврисфей так боялся Геракла, что даже повеления давал ему не сам, а через вестника. Гераклу недолго пришлось ждать первый приказ царя. Примчался однажды вестник и дрожащим голосом передал приказание убить страшного немейского льва. А голос вестника дрожал, потому что он понимал — Эврисфей посылает героя на верную гибель. Ибо это был не простой лев, а порождение Тифона и Ехидны. Страшный злобный гигант опустошал окрестности и убивал все живое.
Взял Геракл лук, колчан, наполненный стрелами, и свою огромную палицу из ясеня, накинул на плечи львиную шкуру и пошел в горы на поиски логова страшного зверя. Долго бродил он по лесистым склонам и наконец обнаружил логово, в котором днем отсыпался немейский лев после своих ночных кровавых пиршеств. Это была пещера с двумя выходами. Один из выходов Геракл завалил огромными камнями, а сам перешел к другому и стал ждать, когда зверь проснется.
Потревоженный лев не заставил себя долго ждать. С грозным, потрясшим скалы рыком выскочил из пещеры. Он был так велик, что львиная шкура на плечах Геракла казалась снятой с кошки! Но героя не устрашили ни размеры, ни ярость, сверкавшая в глазах зверя. Он выпустил в него одну за другой три стрелы. Однако стрелы отскочили, не причинив вреда. Лев сжался и, как выпущенный из катапульты гигантский снаряд, ринулся на Геракла. Но как молния сверкнула палица в руках героя, страшной силы удар обрушился на косматую голову. Оглушенный зверь рухнул на землю. Геракл бросился на него, обхватил своими могучими руками и задушил. А потом взвалил тушу на плечи, принес к стенам города и бросил наземь. Народ ликовал, а царя обуял страх. Он только теперь понял, какой нечеловеческой силой обладает Геракл.
А страшного зверя боги вознесли на небо и превратили в созвездие Льва.

Лернейская гидра

— Ну уж теперь тебя ждет неминуемая гибель, — злорадствовал мстительный царь, передавая через вестника новый приказ: уничтожить лернейскую гидру. Как и лев, гидра была одним из уродливых и страшных порождений Тифона и Ехидны. Жила гидра в болотах возле торода Лерна. Ее смрадное, гнилое дыхание вызывало у людей лихорадку и губило их. По ночам это чудовище с телом змеи и девятью драконьими головами выползало из своего убежища и уничтожало стада. Но самым страшным у лернейской гидры было то, что на месте отрубленной головы у нее тотчас же вырастала новая.
Геракл услышал повеление царя, взял палицу, лук со стрелами и пошел спокойно к боевой колеснице, на которой решил отправиться в Лернейские болота. Возле колесницы остановил его юный Иолай, сын брата-близнеца, которого, как вы помните, Геракл убил в припадке слепой ярости. Но Иолай то знал, что несчастье случилось не по злобе, а по наущению Геры, и поэтому большая любовь его к Гераклу не превратилась в лютую ненависть.
— Возьми меня с собою, — попросил Иолай, — может быть, я помогу тебе в страшной битве.
И оба храбреца помчались в сторону Лернейских болот.
Геракл не хотел рисковать жизнью юноши и оставил его у колесницы, а сам пошел искать гидру. Наконец увидел: вот она выползает из тины, извиваясь покрытым блестящей чешуей телом, раскачивая девятью головами, из которых одна была бессмертной.
Герой решил для начала «подразнить» чудовище. Он выпустил в гидру несколько раскаленных на огне стрел. Взревев от боли, гидра ринулась на Геракла. Он же успел наступить на змееподобное туловище и стал своей гигантской палицей сбивать одну голову за другой.
Геракл и лернейская Гидра/4711681_hydra (487x700, 414Kb)
Однако на месте одной сбитой головы немедленно вырастали две новые, такие же страшные и ядовитые! Таким образом каждая новая победа Геракла лишь делала гидру все сильнее и непобедимей...
— Я помогу тебе! — вскричал Иолай. Он сунул в костер бревно. И когда огонь охватил его, бросился к месту сражения. Как только Геракл отрубил очередную голову, Иолай прижег рану огнем дерева. И... голова на месте раны не смогла вновь вырасти!
Но за этим сражением с Олимпа следила сама богиня Гера, которая не хотела, чтобы победил Геракл. Она перенесла в болото гигантского рака, который выполз из тины и схватил героя клешней за ногу. Снова на помощь герою пришел Иолай. Ударом дубины он проломил панцирь рака, и тот уполз умирать в пучину. В благодарность за помощь Гера сразу вознесла рака на небо и превратила его в созвездие Рака.
А сражение на земле продолжалось. Одна за другой слетали головы гидры и уж не вырастали вновь, потому что Иолай прижигал огнем раны. Наконец слетела последняя, бессмертная голова. Победитель Геракл глубоко зарыл эту голову в землю, а сверху привалил огромным камнем, чтобы она никогда больше не смогла появиться на свет и вновь вредить людям.
Потом он рассек тело гидры и обмакнул в ее желчь оконечники своих стрел. С тех пор раны от стрел Геракла стали неизлечимыми.
Торжествующий Геракл вернулся к стенам города. Снова раздались возгласы восхищения и благодарности народа. А Эврисфей, трусливо выглянув из-за зубца городской стены, закричал:
— Я не считаю это твоим подвигом, Геракл, потому что с тобой был Иолай! Теперь иди же, принеси мне керинейскую лань!
Снова пришлось отправиться в путь. И великим героям приходится выполнять приказы властолюбивых ничтожеств.

Керинейская лань

Лань эту Эврисфей никогда сам не видел, но знал, что она прекрасна. У этой лани были золотые рога и медные копыта. Как ветер носилась она по горам, по долам. Догнать ее мог только Гермес на своих крылатых сандалиях. Но он никогда не решился бы поймать керинейскую лань, потому что она принадлежала богине охоты Артемиде. А она жестоко отомстила бы тому, кто покусился бы украсть или ранить ее любимицу.
Коварный Эврисфей не сказал Гераклу, кто хозяин красавицы. А кроме того, он был уверен, что Геракл не угонится за быстроногой ланью.
Целый год преследовал Геракл керинейскую лань. Сначала она бежала на север, легко преодолевая горы, перепрыгивая пропасти. Так добежала лань до реки Дунай и остановилась, не решаясь переплыть широкую реку.
керинейская лань/4711681_kerineiskaya_lan_2 (700x331, 366Kb)
Геракл настиг ее, схватил, но лань выскользнула из рук быстроного героя и снова понеслась на юг. Лишь снова в Греции, на равнинах Аркадии, Геракл стал настигать лань. Не останавливая бега, он выпустил из лука стрелу и ранил лань в ногу.
Но только он успел взвалить на плечо красивое животное, как явилась гневная Артемида:
— Зачем ты оскорбил меня, ранив мою лань? Ты ведь знаешь — я не прощаю обиды!
Склонился перед прекрасной богиней Геракл:
— Не по своей воле преследовал я лань, а по велению Эврисфея. Боги приказали служить ему. И я не смею ослушаться!..
Вспомнила Артемида, что беды Геракла пошли от козней Геры, и простила Геракла. А сын громовержца Зевса принес живую керинейскую лань и отдал ее Эврисфею.

Вепрь из Эриманфа

А слабосильный царь не дал Гераклу даже отдохнуть после погони за ланью. Снова вошел в жилище героя вестник и передал повеление отправиться на гору Эриманф, найти там страшного вепря, изрывшего своим рылом все посевы, убивавшего острыми клыками людей.
— Но велено тебе, Геракл, не убивать кабана, а принести его живьем, — сказал вестник и добавил: — Да помогут тебе боги!
Могучие мышцы героя вновь налились невиданной силой. Вновь набросил он львиную шкуру на плечи, взял лук, колчан с отравленными стрелами, верную палицу из твердого ясеня и послушно пошел исполнять приказание.
По пути он встретил доброго кентавра Фола. Обрадовался Фол, увидев героя, зазвал его к себе в гости. Они увили головы свои венками из плюща, разожгли из толстых бревен костер, Фол снял печать с амфоры, наполненной прекрасным ароматным вином. И стали друзья пировать. Ах, если бы знал Геракл, как печально закончится праздник! Он бы быстрее лани промчался мимо жилища Фола...
Геракл и кентавр Фол/4711681_Gerakl_i_kentavr_Fol (554x700, 557Kb)
Другие кентавры, ходившие неподалеку, учуяли запах вина и разгневались: почему это Фол открыл амфору без их согласия! Они бросились к костру, чтобы наказать Фола и его гостя.
Но 
Геркулес с Вепрем/4711681_Gerkyles_Hercules_Vepr (280x510, 26Kb)Геракла невозможно было застать врасплох. Он вскочил, стал выхватывать из костра горящие поленья и швырять в кентавров, затем стал поражать стрелами, отравленными желчью гидры. Фола одолело любопытство. Он захотел узнать, что за убийственная сила скрывается в стрелах. Вытащил одну из поверженного кентавра, стал рассматривать наконечник, но нечаянно уронил ее. Наконечник впился в копыто, и добрый кентавр в то же мгновение умер. Яд гидры одинаково поражал и врагов, и друзей. Страшно опечалился Геракл. Но еще больше разгневался на кентавров, поправших законы гостеприимства, бросился за ними в погоню.
Кентавры укрылись в пещере. Не знал Геракл, что хозяин этого просторного жилища друг и учитель его Хирон, у которого были руки замечательного врачевателя. Вот почему он и носил такое имя. Ведь «хира» по-гречески — рука. Геракл натянул тетиву и выпустил вдогонку скакавшим кентаврам, полулюдям-полуконям, еще одну стрелу. Но слепая стрела выбрала не врага, а друга, Хирона. Он не погиб, потому что был бессмертным сыном богов. Но на теле его образовалась страшная рана, от которой ему предстояло страдать бесконечно долго!..
Но горевать Гераклу было некогда. Он бросился в гору, загнал грозного вепря туда, где лежали вечные снега. Вепрь провалился в снег по самое брюхо. Герой связал его, взвалил на плечи и принес царю. Даже пойманный вепрь был так страшен, что трусливый Эврисфей спрятался на дно большого бронзового корыта и со дна его прокричал очередное приказание...

Авгиевы конюшни

Коварный царь придумывал для Геракла задания такие, чтобы погубить его. А получалось наоборот. С каждым подвигом слава героя и любовь к нему людей росла. Ведь каждая победа избавляла людей от какой-либо из напастей, делавшей жизнь тяжелой и опасной. И Эврисфей придумал для Геракла задание, выполнение которого должно было опозорить героя.
...У царя Авгия, сына бога солнца Гелиоса, были неисчислимые стада, которые он держал в огромном загоне. Там было триста быков, белых как снег, двести красных, как пурпур, двенадцать белых, как лебеди. А один бык, самый красивый, сиял подобно звезде. Только с каждым годом все труднее было разобраться, какой бык какого цвета. Дело в том, что Авгий был страшный неряха. Никогда со скотного двора не убирал навоз! И все прекрасные животные казались одной масти — грязной...
Авгиевы конюшни/4711681_Avgievi_konushni (228x325, 72Kb)Эврисфей велел герою расчистить авгиевы конюшни. Геракл пришел к Авгию и сказал:
— Я вычищу все за день. Но за это ты должен отдать мне десятую часть скота.
Авгий расхохотался и согласился. Он-то знал, что в его конюшне и скотном дворе и за год не управиться.
А Геракл своею палицей взломал с двух противоположных сторон каменную ограду загонов. Затем он завалил камнями русла двух рек. Вода хлынула в загоны, за несколько часов унесла всю грязь, омыла животных. Несчетные быки, коровы, кони предстали во всей своей красе! А Геракл при этом даже рук не замарал навозом! Он пришел к Авгию и сказал:
— Я выполнил свою работу, теперь расплачивайся, о Авгий!
А царь выгнал Геракла. И он ни с чем вернулся домой, потому что боги приказали ему служить Эврисфею, а не воевать с его союзниками, даже если речь шла о защите собственной чести и достоинства.


Олимпийские игры

А Эврисфей сурово встретил Геракла:
— Не имел ты права заключать договор с Авгием и требовать с него десятину! Не засчитываю тебе этот подвиг!
Вздохнул Геракл и скрепя сердце подчинился.
Но Геракл не простил нанесенную ему обиду. Освободившись в конце концов от службы у Эврисфея, он собрал большое войско, победил в кровопролитной битве Авгия, а его самого поразил своей смертоносной стрелой.
Он собрал все свои богатые трофеи в священной долине у Олимпа, принес жертвы богам. Затем он сам обсадил эту долину прекрасными оливами, сделал стадион и учредил на нем Олимпийские игры. Более тысячи лет каждые четыре года по всей Греции рассылались послы, приглашавшие людей на олимпиады. На сооруженном Гераклом стадионе проводились соревнования в беге, борьбе, кулачном бою, бросании диска и копья, а также состязания колесниц. Победителей венчали оливковым венком и пользовались они в Греции величайшим почетом. На время игр по всей стране воцарялся мир.
В средние века византийские императоры запретили Олимпийские игры как языческие, разрушили стадион и прекрасные храмы, окружавшие его. Но в нашу эпоху, сто лет назад, возродились Олимпийские игры. Только видов спорта на них стало неизмеримо больше. Участвует в играх весь мир. Но и как во времена Геракла, основателя игр, олимпийский огонь зажигается в Греции, в Олимпии.

Схватка с Антеем
Геракл и Антей/4711681_Gerkyles_i_Antei (373x700, 198Kb)
...Шагал Геракл через пустыню. Посохом ему служила палица, твердая, как железо. Марево плыло перед глазами, а в нем возникали и пропадали то стада верблюдов, то чудесные сады, то реки и озера, наполненные свежей водой. Это были миражи. Но вдруг перед ним возник огромный лохматый гигант. Закричал он громовым голосом:
— Я Антей, сын великого бога Посейдона и богини земли Геи. Сразись со мною. Победишь — пропущу. А одолею — смерть тебе.
Махнул Геракл своей палицей, но она не причинила Антею вреда. И тогда герой отбросил в сторону бесполезную дубину, схватился с великаном в единоборстве. Долго боролись они. У Геракла стали иссякать силы, а у Антея они, наоборот, все прибывали! Всех путников побеждал, а потом безжалостно убивал Антей, потому что никто не знал его тайну. А. тайна была вот в чем. Силы Антея не, убывали, пока он касался, хотя бы одним пальцем, матери-земли. И Геракл не знал эту тайну. Он много раз валил Антея на землю, но тот сбрасывал с себя героя, словно пушинку. Но вот Гераклу удалось схватить Антея и поднять высоко в воздух. И увидел он, как стали вдруг иссякать силы у сына земли.
Геракл все сильнее сжимал Антея в объятиях, пока тот не испустил дух. Тогда бросил он задушенного Антея наземь. Мертвому великану мать-земля уж ничем помочь не могла. Герой продолжил путь на край земли.

Яблоки Гесперид
 

Никогда еще не было таким долгим и опасным странствие Геракла, как за тремя золотыми яблоками. Однажды он, еще не вернувший силы после трудной борьбы с Антеем, уснул глубоко и крепко. А пробудившись, не смог шевельнуть ни руками, ни ногами. Племя пигмеев, низкорослых черных людишек, взяло его в плен. Тысячи маленьких, но острых, больно жалящих стрел впились в его тело. Не знали пигмеи, насколько силен был герой. Он разорвал путы, собрал людишек в шкуру льва, раскрутил ее, словно пращу, и зашвырнул пигмеев далеко-далеко.
Наконец миновал он знойную Ливийскую пустыню и пришел на берег Нила, в Египет. И снова уснул герой на берегу благодатной реки. И снова на него, сонного, напало целое воинство египтян. Героя связали, привели пред очи грозного царя Бусириса. Царь приказал нести Геракла к жертвеннику богам и там заколоть его. Но Геракл и на этот раз разорвал путы, убил кровожадного царя и его сына, чтобы больше никто и никогда не приносил в жертву людей в Египте. А сам отправился дальше по той единственной тропе, которую указал ему Нерей.
Геракл и Прометей/4711681_Gerakl_i_Prometei (265x389, 25Kb)Так он дошел до Кавказа. И здесь освободил прикованного к скале Прометея.
— Куда держишь путь, Геракл? — спросил освобожденный Прометей.
— Туда, где Атлант держит на плечах небесный свод, в сад Гесперид.
— Атлант — мой брат. Скажи ему, чтобы он принес тебе яблоки. Геспериды даже не заметят пропажи. Только будь осторожен. Атлант захочет тебя перехитрить...
Геракл перешел через Рифлейские горы (так греки называли Урал, о котором знали лишь понаслышке). И увидел великого титана Атланта. С изумлением смотрел он на гиганта, который держал на своих плечах небесный свод.
— Кто ты и зачем пришел? — спросил Атлант.
— Я сын Зевса, Геракл. Послан я царем Эврисфеем за золотыми яблоками. Помоги мне их раздобыть.
— Я смогу тебе достать три яблока, если ты станешь на мое место и подержишь небо.
Герой согласился. Невероятная тяжесть небесного свода опустилась на богатырские плечи. Мускулы его вздулись как горы. Ручьи пота заливали лицо. Целым веком показались ему те несколько часов, которые затратил Атлант на путешествие в сад Гесперид. Но вот сквозь заливавший глаза пот он вновь увидел Атланта.
— Вот три яблока, Геракл. Давай я их сам быстро отнесу. А ты еще немножко подержи небо.
Понял Геракл, что хитрый Атлант решил вообще не возвращаться на предназначенное ему богами место.
— Я согласен, Атлант, — ответил он. — Только с непривычки очень уж давит небо на мои плечи. Встань на мое место, пока я не положу на плечи подушку.
Простодушный Атлант снова взвалил на плечи тяжесть неба. А Геракл взял золотые яблоки, поднял с земли свои палицу, лук, колчан со стрелами, накинул на плечи львиную шкуру и сказал:
— Держать небо — это твоя работа. А добывать яблоки поручалось мне, — и ушел по проторенной тропе в Грецию.

Укрощение трехглавого пса
Геркулес и Цербер
Страшно огорчился Эврисфей, что Геракл в очередной раз остался цел и невредим. Ведь теперь от желанной свободы героя отделял всего один подвиг, который он должен был свершить по воле царя Микен.
«Освободившись, он первым делом отомстит мне за то, что я столько раз заставлял его рисковать своей жизнью», — думал Эврисфей. Он даже не захотел взглянуть на золотые яблоки. Тогда Геракл подарил драгоценные плоды богине Афине Палладе, ведь она незримо сопровождала его и даже помогла Гераклу поддержать небесный свод. Богиня вернула плоды Гесперидам. А Эврисфей придумал для Геракла невыполнимое задание.
— Не нашлось тебе равных на земле, что ж, посмотрим, удастся ли тебе вырваться из подземного мира! — воскликнул Эврисфей. — Отправляйся в Аид и приведи его стража, пса Цербера.
Цербер был самый страшный пес во все времена. Когда одновременно начинали рычать три его клыкастые морды, горы сотрясались и с них сыпались камни. На трех шеях извивалась змея, а хвост оканчивался головой дракона с громадной пастью.
Не смел Геракл ослушаться приказа. Пошел он, как считал Эврисфей, на верную гибель, в Аид.
«Там тебе и место!» — злорадно думал царь.
Лишь Гермес, посланник богов и проводник душ умерших, знал, где находится вход в Аид, и привел Геракла на самый юг Пелопоннеса. Он увидел среди мрачных отвесных скал черное жерло пещеры и бесстрашно ступил туда. У ворот Аида он услышал слабый голос:
Геракл освобождает Тесея/4711681_Gerakl_osvobojdaet_Teseya_2 (300x260, 117Kb)— О, сын Зевса, избавь меня от мучений! В полумраке увидел Геракл приросших к
скале героев Тесея и Перифоя, так жестоко наказанных Аидом за то, что они хотели украсть жену его, Персефону. Геракл протянул руку Тесею, напрягся и вырвал его из скалы. Он хотел так же спасти и Перифоя. Но сотряслась земля, и Геракл понял, что боги этого не хотят...
Гермес повел Геракла по пути в подземное царство. В страхе разлетались души умерших. Вот на пути зашевелились змеи на голове Медузы-горгоны. Геракл схватился было за палицу, но Гермес удержал его руку:
— Она не причинит тебе вреда. Это же бесплотная тень.
Лишь одна душа — героя Мелеагра — бесстрашно приблизилась к путникам:
— Прошу, в память о нашей былой дружбе, не оставь осиротевшую дочь мою Деяниру. Будь ее защитником. Возьми в жены!
— Клянусь! — ответил Геракл и двинулся дальше, к трону Аида.
Услышав просьбу героя отдать ему Цербера, мрачно усмехнулся бог подземного мира:
— Попробуй взять его, но только живым! Голыми руками!
Схватил герой Цербера, сжал в железных объятиях. Взвыл Цербер. Дракон его хвоста взвился и впился зубами в тело Геракла. Но герой не разжимал объятий. Цербер стал задыхаться и покорился.
Привел его Геракл в Микены. В ужас пришел Эврисфей при виде страшного трехглавого пса, пал на колени и стал умолять:
— Отпусти адского пса на волю. Быстрее ветра умчался Цербер в Аид.
А Геракл наконец обрел желанную свободу.

Геракл и Деянира
Деянира и кентавр Несс

Зря боялся Эврисфей мести Геракла. Смерть его ожидала от рук сыновей Геракла, которых коварный царь хотел подло уничтожить.
У Геракла не было ни желания, ни времени мстить. Он поспешил в город, где жила прекрасная Деянира. Но встретил там грозного соперника. Руки девушки добивался речной бог Ахелой.
— Кто победит в борьбе, тот и возьмет Деяниру, — решил царь Ойней.
Словно два могучих быка сцепились бог и земной сын Зевса.
Трижды пытался повалить на землю соперника Геракл, но безуспешно. Наконец ему удалось обхватить Ахелоя со спины. Словно тяжелая гора придавил он речного бога к земле. Ахелой превратился в змею и попытался выскользнуть из рук героя.
— Еще в колыбели я научился бороться со змеями! — воскликнул герой. — И разве сравнишься ты с многоголовой лернейской гидрой, которую я победил? — и сдавил шею змеи, словно клещами. Ахелой превратился в могучего быка и снова напал на Геракла. Но тот с такой огромной силой схватил его за рога, что повалил быка на бок. А один рог даже сломался и отлетел в сторону. Нереиды тут же наполнили его фруктами и цветами. Геракл подарил этот трофей Зевсу. С тех пор подчинить кого-то себе — значит «обломать рога».
Геракл и Несс/4711681_Gerakl_i_Ness (360x279, 144Kb)...Деянира стала женой Геракла. Покинули они город. Остановились они однажды у бурной реки. Тут подскакал к ним кентавр Несс и предложил:
— Давай я перенесу Деяниру на другой берег а ты переберешься вплавь.
Геракл согласился.
А Несс перепрыгнул реку и поскакал со своей добычей дальше. Куда было Гераклу за ним угнаться!.. Он пустил вдогонку отравленную стрелу Кровь кентавра превратилась в яд. Но Несс не хотел умереть неотомщенным и перед смертью успел сказать Деянире:
— Собери мою кровь в сосуд и поставь в темный угол. Когда решишь, что Геракл перестал любить тебя, смочи его плащ моей кровью. Пусть его наденет Геракл. Тогда любовь его вспыхнет с новой силой...
Смерть героя

Множество подвигов совершил Геракл, освободившись от гнета Эврисфея. Подолгу не бывал он дома. И подумала однажды Деянира: «Наверное, Геракл перестал меня любить». Тут она вспомнила о сосуде с кровью кентавра Несса. Смочила в ней плащ мужа, положила в ящик, позвала слугу и сказала:
— Передай мой подарок. Скажи, чтобы надел плащ Геракл перед восходом солнца, когда будет приносить жертву Зевсу.
Понравился герою красивый плащ. Снял он львиную шкуру, набросил плащ на свои могучие плечи. И вдруг почувствовал, как прилипает к его телу отравленная ткань. Закричал Геракл от невыносимой боли. Он стал срывать плащ, но тот прилипал все сильнее, и все мучительнее становились страдания.

В ужас пришла Деянира, когда узнала о случившемся, и пронзила себя мечом.
А яд лернейской гидры, смешавшийся с кровью кентавра, все глубже проникал в плоть и кровь Геракла. Повелел он на вершине горы сложить огромный погребальный костер. Смерть в огне казалась ему легче страдания от яда.


И вот загорелось пламя погребального костра, охватило тело героя. В этот миг ярко заблестели молнии Зевса. На золотой колеснице спустились Афина Паллада и Гермес. Они подхватили величайшего из героев и вознесли на Олимп. Встретили его там боги. Гера забыла свою былую ненависть к Гераклу и отдала ему в жены свою дочь, вечно юную богиню Гебу. Живет с тех пор Геракл на светлом Олимпе вместе с бессмертными богами. Так наградил его Зевс за земные подвиги и страдания.


Комментариев нет:

Отправить комментарий